тел. (495)605-63-80, (495)605-67-88, (903)270-70-00

Москва, Шмитовский проезд, д. 7

НЕДОРАБОТКИ В НАШИХ ЗАКОНАХ ОЧЕНЬ УДОБНЫ ДЛЯ НЕКОТОРЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

интернет портал "bеспределу-нет!"    22 октября 2003 г. www.bespredelu.net/comments/15 

______________________________________________


Андрей Студенецкий, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро "Андрей Студенецкий и партнёры"

Обыск в офисе адвоката может проводиться только на основании санкции суда. Причём для получения подобной санкции следствие должно располагать данными, что в адвокатском офисе находятся документы или предметы, имеющие отношение к преступлению, совершённому самим адвокатом, но никак не документы, касающиеся его профессиональной деятельности, в том числе и полученные в связи с этим от его клиентов. Также по санкции суда в отношении адвоката может быть возбуждено уголовное дело и избраны меры пресечения. Повторяю – только после решения суда правоохранительные органы могут производить эти мероприятия. Такие нормы регулирует УПК. Они не должны параллельно регулироваться подзаконными актами, потому что расширительного толкования уголовное законодательство не терпит. Нет большого противоречия между УПК и законом "Об адвокатуре", просто иногда правоохранительные органы берут на себя несвойственные им функции – пытаются толковать право и применять его "по аналогии", что для уголовного законодательства неприемлемо. Адвокат связан адвокатской тайной и не имеет права передать никому информацию, которая стала ему известна в связи с исполнением служебных обязанностей. Естественно, что, по роду работы, адвокат часто общается с людьми не совсем законопослушными, поэтому у него в записях может быть много важных для следствия материалов. Но это – специфика его работы. Нормы закона, дающие адвокату иммунитет, появились для того, чтобы каждый гражданин мог, в случае необходимости, получить квалифицированную помощь, и права адвоката защищаются законом именно с тем, чтобы он мог защищать права других. Поэтому когда адвоката вызывают для допроса по делу, которым он занимается – это грубейшее нарушение его прав в самой вопиющей форме. На мой взгляд, если уж соответствующая санкция суда имеется, сотрудники прокуратуры обязаны обеспечить присутствие на месте адвоката, в офисе которого производится обыск. Более того, я считаю, что его присутствие необходимо и в суде, когда прокурор или следователь получает санкцию на этот самый обыск. В распоряжении адвоката имеется масса всяких документов, относящихся к разным делам. Если он не присутствует при обыске, он не может ни прокомментировать, ни указать лицам, которые проводят обыск и понятым, где какие конкретные документы находятся, какие бумаги – личные, а какие – материалы, касающиеся дел, которые адвокат ведёт. Поэтому, если адвокат отсутствует на месте обыска, то вседозволенность лиц, проводящих незаконные мероприятия, становится в этот момент просто беспредельной. К сожалению, практика показывает, что максимальная ответственность сотрудников прокуратуры, действующих в отношении адвоката незаконным образом, может быть только дисциплинарной. В крайнем случае, такой сотрудник может быть уволен. Вообще, за такие нарушения предусмотрена уголовная ответственность, так как это – превышение служебных полномочий. Но, я не помню случая, чтобы дело имело такой исход. Добиваться справедливости, конечно, можно пытаться. Однако я бы согласился с тем, что к положению адвокатуры в России надо привлекать внимание международной общественности. Уровень Генпрокуратуры, как представителя власти, очень высок, а независимость наших судов, в принципе, ограничена сложившейся ещё с советских времён практикой определённого обвинительного уклона. Позиция прокурора суду ближе, чем позиция гражданина, или защиты. Я не верю в то, что нормы уголовного законодательства реально могут быть применены, хотя закон, по которому сотрудники, существенно нарушившие закон, могут быть привлечены, есть. Формально, адвокат может пытаться препятствовать нарушению его прав, например, забаррикадироваться и не пускать в офис сотрудников прокуратуры без надлежащих санкций. Причём, это не будет каким-то нарушением с его стороны, это будет для него необходимой обороной, защитой прав, которые закреплены разными законами, включая Конституцию. То есть, адвокат в этом случае будет действовать, как гражданин, отстаивающий свои права, закон. Но, силы неравны, если следователь, как правило, является с обыском в сопровождении вооружённого отряда. Недоработки в наших законах не устраняются, потому что могут быть очень удобны для некоторых представителей правоохранительных органов. Любое такое нарушение может быть обжаловано в суде, и суд, возможно, признает, что такие действия – незаконны и не имеют юридической силы, как доказательства, добытые с нарушением закона. Соответственно они не смогут быть положены в основу обвинительного приговора. Однако прокуратура, отталкиваясь от той информации, которую получит незаконным путём, предъявит её суду уже в несколько ином виде. У следователя будет время и возможность найти параллельное подтверждение фактам, добытым неправомерным путём, и никто тогда уже не сможет доказать обратное. В этом и заключается беззащитность адвоката, а если быть более точным – беззащитность гражданина перед произволом власти. Обжаловать потом – это гораздо меньше, чем не допустить изначально. Однозначно само существование адвокатуры сейчас находится под большой угрозой. От того, как будет в этой ситуации действовать Московская адвокатская палата, Федеральная адвокатская палата, зависит очень многое. Что для этого необходимо? Во-первых, можно и нужно улучшать и регламентировать законодательную базу, которая существует. Но, по большому счёту, только вмешательство самого президента и международных институтов могут повлиять на положение вещей. Президент, как юрист, должен понимать, что такие вопросы, как гарантии прав адвокатов, не могут не влиять на общее состояние правопорядка в стране и на ход судебной реформы в стране. Со мной, к счастью, не происходило столь вопиющих случаев нарушения моих адвокатских гарантий. То есть, меня пытались привлечь, как свидетеля, но обычно всё кончалось на стадии разговоров. Тем не менее, в нашей адвокатской конторе мы практикуем следующие методы защиты: если кто-то из адвокатов отправляется к своему подзащитному, особенно в вечернее время, когда и прокуратура не работает и суды закрыты, то мы дублируемся взаимно. То есть, адвокат обязательно оставляет своим коллегам контакт – где его искать, так как вполне возможны случаи нарушения его прав или прав его подзащитного, особенно при ведении сложных уголовных дел. То есть, оставляет коллегам возможность защищать уже себя в случае, если будет подвержен незаконному задержанию.

  
  


05.12.2016

  • Режим работы:
  • ПН-ЧТ: с 10-00 до 18-30
  •         ПТ: с 10-00 до 17-30
  • Без перерыва на обед

Записей не найдено.