тел. (495)605-63-80, (495)605-67-88, (903)270-70-00

Москва, Шмитовский проезд, д. 7

СТАТУС ОБВИНЯЕМОГО КАК ПОМЕХА ДЛЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ

российская  правовая  газета
эж-Юрист №25 июнь 2006


________________________________________

Андрей Студенецкий  

адвокат,  Адвокатское бюро 

"Андрей Студенецкий и партнеры"

В постановлении о возбуждении уголовного дела может быть указано лицо, в отношении которого     возбуждено уголовное дело, т.е. указан подозреваемый в совершении преступления, но может быть и не указан. Иными словами, признаки состава преступления наличествуют, но не установлено лицо,  подозреваемое в совершении данного преступления. При этом само преступление может быть как очевидное, так и неочевидное. Упоминание лица в постановлении о возбуждении уголовного дела, как причастного к данному преступлению, еще не значит, что лицо это является подозреваемым.


 

История одного дела

Возбуждено уголовное дело по факту мошенничества в особо крупном размере (ч.4 ст. 159 УК РФ). Из фабулы постановления о возбуждении уголовного дела следует, что некие неустановленные лица, подделав подпись владельца, произвели отчуждение недвижимого имущества на имя гражданина Ю.

В дальнейшем, органы предварительного расследования и прокуратура отказалась признать гражданина Ю. подозреваемым по данному уголовному делу. Гражданин Ю. проходит по уголовному делу в качестве свидетеля. Однако имущество арестовано, ход дела оптимизма не внушает.

Вернемся к изначально поставленному вопросу: хорошо или плохо для Ю. то, что он свидетель по уголовному делу, а не подозреваемый. Я, как защитник гражданина Ю. настаиваю на том, что для него это плохо.

В приведенном примере процессуальное положение Ю. установлено не исходя из совокупности фактических обстоятельств и имеющихся доказательств по уголовному делу, а исходя из тактических задач органа производящего предварительное следствие и желания создать для себя наиболее благоприятные условия для расследования данного дела. При этом, компетентные лица уверены, что право определять процессуальный статус лица  принадлежит им и может быть оспорено только в случае привлечения лица в качестве подозреваемого (обвиняемого), но никак не наоборот, когда очевидный подозреваемый привлечен к делу в качестве свидетеля.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ,  постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования. Данная норма произрастает из конституционной нормы, изложенной в ст. 46 Основного закона Российской Федерации, которая гарантирует судебную защиту прав и право на обжалования решений и действий органов государственной власти и должностных лиц.

К чему я это? В развитие приведенного выше примера сообщаю, что жалоба на неоправданное, по мнению Ю., затягивание следствия, необоснованное продление срока предварительного расследования, была неудовлетворена как раз по причине того, что свидетель, по мнению суда, не является надлежащим заявителем по данного рода жалобам. И с судьей в принципе можно согласится: что это будет, если каждый свидетель начнет обжаловать такие решения прокурора как определения срока, необходимого для расследования?!

Дальше- больше. Ободренный следователь отказывает в удовлетворении ходатайств о вызове и допросе свидетелей, о назначении экспертизы в конкретном экспертном учреждении, о проведении очных ставок. Почему? Все просто, нет у свидетеля таких прав. Открываем закон (ст. 119 УПК РФ) – действительно нет.

Зато есть обязанность давать показания, уголовная ответственность за отказ от дачи показания и дачу заведомо ложных показаний…

Мне могут возразить, что в соответствии со ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя, а показания свидетеля, в случае если он превратится в последствии в обвиняемого, не будут положены в обвинительное заключение. Может и так, только кто знает, что может оказаться этими самыми показаниями против себя? А отказаться отвечать вообще – нельзя. А показания, даже если они не будут включены в обвинительное заключение, не появятся ли там озвученные другими, более счастливыми свидетелями. Было бы что процессуально закрепить, а уж как закрепить, опытный следователь всегда найдет способ.

Практика, когда лицо, на которого явно падает подозрение значится по уголовному делу свидетелем, а обвинение предъявляется накануне ознакомления с окончанием предварительного следствия, к великому сожалению стало нормой. Постулаты о том, что каждый вправе знать в чем он обвиняется и должен иметь возможность защитить себя от воздвигнутых на него обвинений, если и соблюдаются, то никак не на стадии предварительного расследования.

Упрощение процедуры до фарса

По делам, по которым проведение предварительного следствия не обязательно, расследованием дел занимаются дознаватели. Законодатель, вероятно сомневаясь в истинных возможностях, или в профессиональной подготовке дознавателей, упростил для этой категории ряд процессуальных моментов. По окончанию дознания, выносится обвинительный акт. Обвинительный акт является весьма своеобразным документом (нечто вроде кухонного комбайна, который выполняет все функции по готовке продуктов). Он и постановление о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительное заключение. Всё в одном! Это, безусловно, упрощает процедуру, но скажите мне, пожалуйста, в какой момент обвиняемый узнает в чем он обвиняется? В момент ознакомления с обвинительным актом? Поздно. Дознание уже завершено. В момент ознакомления с постановлением о возбуждении уголовного дела? Но снованием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, однако этого недостаточно для обвинения человека в совершении преступления!

Приходится констатировать, что действующее уголовно-процессуальное законодательство пренебрегло правом обвиняемого знать в чем он конкретно обвиняется, по крайней мере на той стадии расследования, когда он реально может защищать себя, пусть даже путем заявления ходатайств, подачей жалоб. Часто встречаемый довод, что, дескать, ознакомившись с материалами уголовного дела обвиняемый вправе заявлять ходатайства и просить о дополнении предварительного следствия принимаю, но не будем забывать, что обвинительное заключение или обвинительный акт составляются тогда, когда следователь (дознаватель) считают, что вина обвиняемого неопровержимо доказана. Неужели вы действительно считаете, что "попытки обвиняемого избежать заслуженного наказания" могут быть восприняты следователем всерьез. Он же убежден! Иначе он сам преступник.

Подытоживая свои рассуждения на данную тему, я позволю себе высказать мысль о том, что процессуальный статус лица не может произвольно устанавливаться карательными органами. Если из  фабулы постановления о возбуждении уголовного дела следует, что некое лицо причастно к совершению преступления, то это лицо должно быть наделено правами подозреваемого, предусмотренными ст. 46 УПК РФ и другими статьями уголовно-процессуального кодекса. Не соблюдение данного принципа является нарушением права на защиту.

После предъявления обвинения, обвиняемому и его защитнику должно быть предоставлено достаточно время для подготовки своей позиции по предъявленному обвинению, для сбора доказательств и проверке представленной стороной защиты версии. В противном случае нельзя говорить о какой-либо состязательности в уголовном процессе.

Приведенные выше нарушения прав должны и могут быть предметом судебного исследования в порядке, приведенной выше, ст. 125 УПК РФ, т.к. они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства. Во всяком случае, обратного (что они не способны причинить ущерб) в момент рассмотрения жалобы не может утверждать никто, ни прокурор, ни судья.

В случае, если все же ваши оппоненты усмотрят невозможность рассмотрения такого рода жалоб в связи с тем, что заявитель ненадлежащий, либо его права, по их мнению, не нарушены, ссылайтесь на закон прямого действия, на Конституцию РФ.

Если обвинению удобно не наделять законными правами вас или вашего клиента, то это значит только одно, вам это необходимо. Поза страуса, зарывшего голову в песок, в ожидании пока пройдет опасность, в уголовном деле, как правило, неуместна. И весьма уязвима.

  
  


05.12.2016

  • Режим работы:
  • ПН-ЧТ: с 10-00 до 18-30
  •         ПТ: с 10-00 до 17-30
  • Без перерыва на обед

Записей не найдено.